«Повесточка» не спасла Credit Suisse от угрозы банкротства

"Повесточка" не спасла Credit Suisse от угрозы банкротства

С одной стороны – строгий костюм, рубашка, туфли в сдержанных серо-черных тонах. С другой – кричаще-розовое облегающее платье и кружева, не имеющие ничего общего с деловым дресс-кодом. Это снимки одного и того же человека – Филиппа Банса, топ-менеджера швейцарского банка Credit Suisse, который прямо сейчас терпит крах, рискуя утащить за собой и других.

Накануне акции Credit Suisse упали на треть, до исторического минимума. Начался обвал на европейских биржах. Чтобы спасти второй по величине банк Швейцарии, властям пришлось срочно выделить десятки миллиардов франков. Собственно, на фоне этого кризиса и появились вопросы к руководящему составу швейцарского кредитного учреждения.

И в частности к, мягко говоря, странным особенностям главы отдела стратегических программ. Банс по крайней мере половину рабочего времени проводит в женском обличье.

И все это с поощрения и одобрения правления банка, которое уже много лет занято внедрением специальных ЛГБТ-программ. В общем, все как под копирку с другого банкрота – американского Silicon Valley Bank, который обвалился неделей ранее. Почему политика разнообразия не приносит успеха?

Быть мужчиной или женщиной он решает по настроению, и чтобы собеседник не ошибся, просит использовать гендерно-нейтральное местоимение.

Топ-менеджер едва не обанкротившегося Credit Suisse Филип Банс в организации отвечает за стратегическую программу по глобальным рынкам. Но славу ему принесли не финансовые успехи работодателя, а образ Пиппы Банс – небинарной и гендернофлюидной персоны. Филип-Пиппа руководит в швейцарском банке проектом по поддержке ЛГБТ, в него уже включились 6 тысяч человек. Банс уверяет, что особенным почувствовал себя в 4-летнем возрасте, но показать миру свою женскую часть решил только в зрелом возрасте, когда и карьера сложилась, а дети выросли. И вот теперь банкир в парике и платье получает премии за защиту прав меньшинств.

"Я вдохновляю людей говорить о себе подлинных – это касается гендера, сексуальности, демонстрации гендера, чего угодно. Это продвижение идеи того, что люди гордятся тем, кем и чем они являются", — утверждает руководитель программы по глобальным рынкам Credit Suisse Филип Банс.

А в 2018году Financial Times включила Банса в топ-100 женщин в бизнесе. За это деловому изданию пришлось выслушать немало критики от настоящих женщин, которые справедливо заявили: парик и нелепое платье не отменяют того, что Банс построил карьеру как мужчина.

"Это не прогресс для женщин! – заметила колумнист The Telegraph.

И хотя в комментариях под ЛГБТ-проповедями Банса люди пишут: "нам плевать на вашу идентичность, мы просто хотим работать с профессиональными банкирами" – ожидать, что его работодатель вдруг задумается о финансовых, а не имиджевых показателях – причин нет.

"Такого рода игры, которые в общем-то идут в ущерб деловой репутации банка, в ущерб делу, от них, мне кажется, очень сложно отказаться. Потому что они вписаны в кодекс поведения и правил игры современного Запада", — считает декан факультета социальных наук и массовых коммуникаций Финансового университета при правительстве России Александр Шатилов.

О том, что именно из-за Credit Suisse нас может ждать повторение финансового коллапса 2008 года, аналитики говорили уже больше полутора лет. Чем все это время, помимо переодевания в женщин, занимались топ-менеджеры? Дрались на вечеринках из-за того, что живущий по соседству коллега высадил у себя деревья, которые закрыли обзор на озеро. Заказывали слежку за эко-активистами, сорвавшими заседание совета директоров. Агитировали богатых французов уклоняться от налогов в Швейцарии. Отмывали деньги кокаинового барона. Параллельно не забывали вкладываться в активы, которые оказывались убыточными.

"Постоянно мне клиенты рассказывали о том, что держишь счета в швейцарском банке – они тебе дают доходность, которая в принципе соответствует тем комиссиям, которые они им платят. То есть, работа в ноль. Но зато надувание щек по принципу "мы большие, мы великие, и вообще это полное вам счастье, что вы являетесь нашими клиентами", — рассказывает инвестиционный банкир, автор Telegram-канала Bitkogan Евгений Коган.

К рассказам об особенностях топ-менеджмента Credit Suisse приходится прислушиваться особенно внимательно, если учесть совсем недавний крах американского SVB – Silicon Valley Bank. Там за управление рисками отвечала небинарная ЛГБТ-активистка. И это не совпадение, а тенденция.

Минувшей осенью сообщалось об успехах ФРС США в борьбе за толерантность. Отмечалось, что с инфляцией в американском регуляторе борется рекордное число меньшинств.

"Компетенции отходят на второй план. Если раньше люди представлялись: Я — Джон Браун, закончил Гарвард, проходил практику в Morgan Stanley, то сейчас говорят о том, что я, мол, небинарный трансгендер и обращаться ко мне нужно по местоимению "она/ее" (she/her)", — приводит пример независимый финансовый аналитик, автор Telegram-канала Грокс Илья Пестов.

У американского Федрезерва разработана целая стратегия по разнообразию, равноправию и инклюзивности сроком до 2025 года. Похожие проекты есть в любом более-менее крупном банке. Вместо того, чтобы считать деньги, топ-менеджмент приближает финансовый мир к тому, что все действительно будут равны в своей нищете.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × три =